Группа А-Студио (эпохи Батырхана Шукенова) всегда выигрышно отличалась от коллег по поп-конвейеру весьма качественной вокальной подачей, недурственными текстами и душещипательной мелодичностью.

Мы же сегодня вспомним их первый и главный хит, выдвинувший никому не известных казахов, так сказать, «в люди» — «Джулия». К моменту ее сочинения группа находилась в глубочайшем упадке, практически в распавшемся состоянии. Из последних сил на студии была записана демо-версия «Джулии» как основной актив этого пока невезучего ансамбля.

И, как это часто бывает, когда и не надеешься на чудо, оно происходит. Как бы это ни было тошнотворно, главным волшебником для А-Студио стал его мишуршество Филипп Киркоров. Демо-запись дали кому-то из сопровождавших «короля поп», и она ему так понравилась, что он тут же решил позаимствовать песню для себя. Музыканты А-Студио изначально по казахской душевной широте так и собирались сдуру подарить ее Киркорову.

Но рассудительная Алла Борисовна, у которой всегда был нюх на таланты, посоветовала Филиппу не гнать коней и дать группе возможность подняться. А-Студио были приняты в театр Пугачевой, и простор открылся – они тут же прогремели в «Утренней почте» Юрия Николаева и «Рождественских встречах». Никому не известная казахская группа за какие-то несколько месяцев стала вдруг всесоюзно известной!

Девяностые, напрочь отобравшие из пост-советской поп-музыки смысл, еще не наступили, поэтому текст «Джулии» авторства басиста Владимира Миклошича получился вполне осмысленным и даже неплохим. В нем есть замечательный сюжет и сквозящая эмоциональность, в общем, романтически настроенных людей он не оставит равнодушными.

Фигурирующий в песне женский образ – скорее собирательный и не основан на реальных событиях. Подобный сюжет для перестроечных времен был обыденнейшим делом – лучшие и любимые из одноклассниц вдруг возносились каким-либо образом над перестроечным дерьмом и слепили глаза их школьных поклонников ярким светом недостижимого счастья.

В отличие от хорошо проработанного сюжетно текста аранжировка особой обалденностью не отличается. Примитивный синтезатор, никогда не слышавший слова «эффекты», и под стать ему звучащие гитара и бас на фоне безвкусной драм-машины.

Во всем этом пластмассовом мире пока лишь вокал Батырхана кажется чем-то живым. Как небольшой плюс можно отметить, что клавишник Байгали Серкебаев в отличие от гитариста и басиста не просто держит ритм, а играет какие-то пассажи, хотя и очень простые. Это все смахивает на некачественного Майкла Джексона с особенным ненавязчивым азиатским колоритом. Ситуацию немного спасает неплохое саксофонное соло самого Батырхана, не такое искусственное, как вклад остальных участников. Под конец, правда,

Байгали все-таки вспоминает, что на его синтезаторе много управляющих эффектами кнопок, и случайно, – видимо, локтем — нажимает одну из них, отчего в последние несколько секунд мы слышим что-то слегка органное. Я бы все же не стал ставить никчемную аранжировку в огромный минус группе, потому что во всем остальном песня ой как хороша. Если вжиться в сюжет текста и подыскать похожую свою личную жизненную ситуацию, безудержные слезы о былой любви и невозможности ее воскрешения текут сами собой. Или я к преклонным годам становлюсь излишне сентиментальным…

автор: DA Vision