«Это было то место, где создавалось что-то действительно новое. Отличная публика, волшебное время и уникальные обстоятельства», — скажет Хосе Падилья о своих первых впечатлениях в испанском баре Café del Mar, что на Ибице, в Сан-Антонио.

Он стал резидентом в ’91 году, а до этого играл гостем в самых разных заведениях острова Беса. В ’86-м, к десятилетию пребывания на острове, он с партнерами открывает собственный бар Museum на юго-западе с видом на скалистый остров Эс-Ведра. Летом дела шли хорошо, но после одной убыточной зимы и самоубийства одного из основателей Падилья выходит из бизнеса.

Расплатившись по долгам, Хосе уезжает в Сан-Антонио. Его приютил клуб Nitos (ныне Nightlife) и хотя ему хорошо платили, Падилья не мог зажечь клуб — он сам был сожжен изнутри.

Хосе Падилья

«Я напивался каждую ночь. В конце-концов, я бросил и начал продавать собственные релизы в хиппарском бутике. Я записывал дома свои сборники: регги, соул, всякие жанры, в общем. Я сделал их где-то двадцать или тридцать с хорошим оформлением моего друга-художника. В первый день я продал все. Я записал в два раза больше — и оно опять продалось! Вот черт! Я купил еще одну деку. А потом встретился с местными гуру-диджеями — Альфредо, Пиппи и Цезарем — и говорю им:„Слушайте, у меня тут есть небольшой бизнес, если вы сделаете мне мастер-диск (на тот момент бобина с высококачественной магнитной лентой, с которой шла запись на обычные компакт-кассеты) я дам вам процент от продаж или заплачу за мастер прямо сейчас“.

Вот так каждую неделю я ходил к ним и говорил: „Вот ваши деньги“. У меня до сих пор хранятся эти мастеры. Как-то я пришел домой с тремя тысячами фунтов стерлингов! Я сидел у себя на диване с восемью машинами — чик-чик-чик — запись шла непрерывно и постоянно. Когда я уставал, меня подменяла моя девушка. Это был ’89 год. А потом другие люди начали копировать мои записи: они покупали эти сборники и перезаписывали их, рынок же большой. А затем пришла полиция — к тому времени я занимался компиляциями уже как два года. А потом зашли мои знакомые из „Кафе дель Мара“ — я как раз жил рядом с ними. Вот так и начал заводить у них музыку шесть дней в неделю и там же стал продавать свои сборники; по 100 экземпляров в день».

Компиляции Хосе уже тогда носили название бара. Несколько лет назад одна из тех раритетных кассет ’91–92 годов, которая сохранилась у одного меломана, была оцифрована. На обложке издания для местного рынка только закат, привычный логотип, но без треклиста; интернет-меломаны его быстро восстановили :) Как оказалось, это была не ранняя электроника, а инструментальный приджазованный фанк, безмолвные фортепианные партии и неспешные теплые вещицы с восточными мотивами + немного саундтреков и оркестровых вещей.

«Однажды я был в Лондоне и обошел со своим предложением несколько больших рекорд-компаний, но в итоге все заглохло и я вообще забыл об этом, как вдруг встретил свою знакомую — у нее узнал, что ребята из лондонского „Реакта“ заинтересовались моими записями. Вот так все и получилось. Когда я начинал первый диск „Дель мара“ на дворе стояла зима, я жил в Лондоне и диджействовал по всей Британии.

Первый сборник был продан тиражом восемь тысяч копий. Второй разошелся тридцатью тысячами. Пятый был куплен где-то полмиллиона раз, а отметка продаж сборника лучшего за десять лет перевалила за миллион».

Выпустив три ежегодных компиляции на независимом музиздате React, Хосе подписывает договор с гигантом Mercury, что послужило поводом для судебного разбирательства с первым лейблом за право пользования имени бара на сборнике. Подавать иск было за что — к тому времени «Кафе дель Мар» превратился в узнаваемый мировой бренд. Еasy listening, ambient, downtempo, lounge, acid jazz — все эти течения многие слушатели объединяли в одно: «Музыка Кафе дель Мар». Сотрудничество Хосе с Mercury продлилось три года, после чего уже началось сутяжничество с основателями бара. Падилья отошел от дел, успев выпустить на Mercury дебютный альбом Souvenir. То, что было потом со сборниками этой серии нравилось не всем покупателям.

«Просто играть хиты — это скучно. Я предпочитаю больше новый, андерграундный звук», — признается Падилья. Недавно пришла новость об авторском сингле Solito с чудным погружным ремиксом; о готовящейся годовой компиляции и о первых за 15 лет выступлениях в том самом Café del Mar; в конце мая и июня. Хосе действительно ветеран и крестный отец чиллаута — отмечает сорокалетие диджейской карьеры. Отвлекитесь от моднявых треков и послушайте вечное.

автор: 12edit
%d такие блоггеры, как: